Marlulune
Помните, в детстве мы ходили купаться на речку? Жадно выискивали в прибрежном песке радужные осколки раковин, вглядывались сквозь мутноватую воду в дно в поисках извилистых дорожек, оставленных моллюсками. Бывало, проследуешь до конца такой дорожки, копнешь песок и вытащишь из реки тяжеленькую зеленоватую с полосками раковину. Осторожно раздвинешь хрупкие створки, а вместо моллюска там вода и песок. Стекают по рукам и вот уже нет ничего, только пустая скорлупа, все еще переливающаяся на полуденном солнышке яркой радугой, хотя её обитатель давно уже умер.

От меня осталась такая же скорлупа.

Иногда заглядываю внутрь, а там пустехонько, ничего нет. Ни любви, ни ненависти, ни души, ни сердца. Испугаться бы, но бояться тоже стало нечем. Иногда я этому радуюсь, а иногда становится очень горько, но ничего не поделаешь.

Открыла особенность своего организма. От слез у меня не только опухают глаза, но и образуются крошечные ярко-красные кровоподтеки, самые настоящие кровоподтеки! Два дня ходила так, будто мои глаза пытался выколупать и сожрать какой-нибудь взбесившийся еж, внезапно проснувшийся посреди зимы и почувствовавший зверский голод. Потом отпустило, и реветь еще расхотелось.

Нынешний день душевнобольных в Германии был для меня, пожалуй, самым отчаянным.

Как назло, тема в челлендже попалась благодатная, я сорвалась и нарисовала прон, хотя грешу этим чуть реже, чем никогда. Да, они спят вместе. Но ровно до того момента, пока их злобный автор не придумает, как им обоим изуродовать жизнь, чтоб они и помыслить об этом не смели. Противные персонажи, до сих пор они сметали все преграды, которые я им строила. Осталось последнее средство - сделать Мэй наполовину железякой, с разваливающейся на ходу плотью, как задумывалось изначально, но было отвергнуто ввиду очевидной жестокости и нешуточных двойных угроз пожаловаться на бездушного автора во вселенский профсоюз вымышленных персонажей.

собсно прон

Видимо, это моя жестокость или зависть тому, что мне в жизни не довелось и вряд ли доведется испытать тех самых бабочек в животе, но действительно прекрасными историями мне кажутся только те, где влюбленные проходят через боль, муки, разлуку и смерть. От этого мои жабки не в восторге, но пока я придумываю самую кровавую и жестокую в мире историю любви, они спят спокойно и видят один сон на двоих.

Я им завидую, наверное.

@темы: тоскливо, рисовальности, думы думные